Дон и Джоан Элиум Воспитание сына - 1

 

Мальчики и мужчины. Загадки пола 

Глава 1

Проблемы воспитания мальчиков

 

У моей матери со мной было множество неприятностей, но, я думаю, ей это нравилось.

Марк Твен

 

Возможно, название этой книги – «Воспитание сына» – привлекло ваш взор потому, что вы ожидаете рождения мальчика, или потому, что в настоящее время вы в полной мере испытали на себе, что значит воспитывать сына, и вам уже хочется, взобравшись на самую высокую колокольню в городе, во всю силу своих легких закричать: «На помощь!» Главная проблема воспитания мальчиков заключается в том, что никто не знает, как их сегодня воспитывать. Они предоставлены самим себе в поисках того, что значит «быть мужчиной» в нашей культуре.

«Мальчики хотят знать три вещи, – говорит 72‑летний Лью Пауэре, ветеран школы бойскаутов, являющийся ее директором уже в течение 20 лет, – Во‑первых, кто главный? Во‑вторых, каковы нормы и правила? И в‑третьих, собираетесь ли вы проводить эти нормы в жизнь? Для того чтобы построить прочные отношения с мальчиком, вы должны быть главным и притом очень добрым. Устанавливайте только такие правила, соблюдения которых вы можете добиться, и неуклонно проводите эти правила в жизнь. Тогда у вас будет фундамент для создания отношений. Отсюда возникает уважение и, что важнее, доверие. После этого вы можете быть добрым, он будет вас слушать, потому что знает: вы на его стороне».

Воспитывать сыновей сегодня гораздо труднее, чем когда‑либо прежде. Мир очень изменился: семьи отказались от авторитарных методов воспитания, когда родители отвечали за все, решения не обсуждались, а дети соблюдали установленные правила, почти не противясь им. Доктор философии Луиза Дж. Каштан – детский психолог и автор многих книг – описывает в своей книге «Исключительность и особенность: от ребенка к личности» типичную семью прошлого: «Когда эмоциональная структура семьи была более определенной, дети признавали родительский авторитет из чувства долга и преданности. Они перенимали от своих родителей четкие и незыблемые идеалы, которые впоследствии позволяли им действовать хотя и негибко, но уверенно и авторитетно в отношении своих собственных детей».

В современной детоцентристской семье родители пытаются взять на себя руководство, но им не совсем понятно, как именно это сделать. Правила, даже если они есть, неизбежно нарушаются, и начинает править хаос. Поскольку главенствующее положение семьи в американской жизни открывает путь правам индивидуума, родители отказались от своей власти над сыновьями, боясь ущемить их права. Эти перемены в общественной структуре привели в сомнение и смятение и детей, и родителей. Мы вынуждаем своих детей делать выбор слишком рано, устанавливаем слишком смутные и неясные границы возможного и пределы допустимого и, более того, сами бываем непоследовательны в соблюдении нами же придуманных правил.

И скаутмастер Пауэре, и д‑р Каплан считают, что наши сыновья нуждаются в твердой, но доброй и авторитетной руке, которая бы руководила ими. И мы, как родители, тоже знаем это, но одни лишь добрые намерения не могут преодолеть трудности, с которыми мы сталкиваемся сегодня, воспитывая мальчиков. Одинокие матери взывают к мужчинам, которые, на их взгляд, достойны того, чтобы войти в жизнь их сыновей. Отцы испытывают растерянность, будучи оторванными от семьи вследствие трудовых обязательств, финансового давления и недостатка опыта в воспитании детей. Матери знают, что при отсутствии отца излишняя женская забота отрицательно влияет на характер сыновей. Но как может мать отпустить мальчика, если нет никого, кому бы она могла его передоверить?

 

Мне хотелось бы отправить своего мальчика в армию. Это помогло бы ему сформироваться! Мальчик не уважает меня, свои вещи и свою мать. Он не примется за работу, если я ежеминутно не буду подталкивать его. В его комнате свалка, а он и не думает убираться. После армии он, по крайней мере, придет изменившимся!

Боб, отец Мэйсока, подростка 15 лет

 

И хотя Боб, вероятно, шутил, говоря о желании отправить своего сына в армию, он все‑таки затронул вопрос, который его действительно тревожит. Он считал, что виной всему мужская энергия его пятнадцатилетнего сына. Родители сыновей очень хорошо знакомы с этой энергией. Она действенна, своевольна и решительна. Иногда мы называем ее ленивой, дикой, сводящей с ума. В нашей торопливой, расписанной по часам жизни мы рассматриваем рождение мужчины как какое‑то неудобство. Обычно для родителей наступают худшие времена, когда сыновья, уступая своей мужской жажде исследований, устремляются вперед, отрываются от родителей и уходят в сторону. Независимо от того, сколько сыну лет, родители бегут к консультантам с мучительными вопросами: «Мой ребенок нормален? Что же я сделал(а) неправильно? Можно ли было воспитать его более заботливым? Как мне достучаться до него? Как его приручить? Почему он делает то, что делает?»

 

Почему мы написали эту книгу

 

Нас часто спрашивают, почему мы написали книгу именно о воспитании сыновей. У каждого из нас есть свой ответ на этот вопрос.

Ж:  Я, Жанна, никогда не понимала мужчин. Мой отец, который был человеком любящим, проницательным, заботливым, так и остался тайной для меня. Мой брат – очаровательный, остроумный, толковый, душевный и загадочный. Мой муж – товарищ во многих сферах нашей совместной деятельности, но какая‑то часть его так и остается недосягаемой, чуждой и не похожей на меня саму. А теперь у меня есть еще и сын, и я часто думаю о том, кто же он. И какой должна быть я – его мать, чтобы наставить его на путь здоровой мужественности.

Мои взаимоотношения с мужчинами были и ужасны, и восхитительны, и все же немного более ужасны, чем восхитительны. Женское движение как бы разрешило мне ругать мужчин и возмущаться «патриархатом». Позже при поддержке других женщин я научилась видеть в себе женщину, гордиться своей женской натурой и, конечно, избавилась от своей ненависти к мужчинам. Работа в экологическом движении помогла мне понять, что обвинять мужчин в сегодняшнем состоянии мира – это лишь полдела. Мы все должны нести ответственность за те условия жизни, которые достанутся в наследство нашим детям.

Именно это чувство, что пора мужчинам и женщинам понять друг друга, чтобы оздоровить нашу планету, и привело меня вместе с мужским движением к этой работе. По всей стране мужчины начинают поддерживать друг друга, как делали это в 60‑х годах женщины, чтобы понять наконец, что же такое мужчина в современном мире. Мне посчастливилось быть свидетельницей этой отважной борьбы и услышать рассказы нескольких таких мужчин. Они помогли мне понять уникальность мужского пути к мужественности, и я им благодарна за это. Я решила писать эту книгу вместе с мужем Доном, чтобы мой сын мог расти свободным и превратиться в самого прекрасного мужчину, каким, естественно, он и является.

Д:  Когда я, Дон, достиг совершеннолетия – а было это как раз на пике движения за освобождение женщин, – у меня был идеал мужчины, каким я, по предположению, должен стать – дружелюбным, осознающим свои собственные чувства и понимающим чувства других. Но вскоре я заметил странную тенденцию: у меня были женщины‑друзья, но никогда не было свиданий. Большинство женщин, которых я знал, встречались с мужчинами более жесткими, более уверенными в себе, нежели я, а иногда даже более настойчивыми и агрессивными. То, что я называю «чувствительным мужчиной», по сути, является мужчиной пассивно‑агрессивным, который не говорит, что он чувствует, не настаивает на своем и говорит «да», когда на самом деле хочет сказать «нет». Женитьба и рождение сына загнали меня в угол. И я стал искать другие пути. Я не хотел, чтобы сын рос, не имея перед собой сильного отцовского примера.

Раньше, пытаясь определить, что такое мужественность, я смотрел на женщин. Теперь я начал искать других мужчин. Именно тогда я обнаружил ту мощную мужскую силу, которая есть во мне и в каждом мужчине. Оставленная без внимания, она может стать разрушительной; воспитанная до зрелости, она несет в себе жизнь. Поворотным пунктом для меня стал момент, когда мой врач д‑р Гари Джордан сказал: «Дон, вот что значит быть мужчиной». Я был потрясен.

Нашелся мужчина, который верил, что есть на свете уникальные мужские задачи – быть сильным и чувствительным и поступать так, как считаешь нужным. Мы совсем не похожи на женщин. Мы из другого теста. Я обнаружил, что у меня, как у мужчины, есть важное призвание и роль в этой жизни, что пришло время понять это, жить с этим и дать этому определение для современного мира. Именно эта задача и подвигла меня, вместе с моей женой Жанной, говорить прямо и резко о воспитании сыновей. В воспитании мальчика есть существенные отличия, и эти отличия имеют свою цель – вырастить мужчину.

 

Глава 2

Из чего же сделаны наши мальчики?

 

Из конфет и пирожных,

Из сластей всевозможных –

Вот из этого сделаны девочки.

Из колючек, ракушек,

Из зеленых лягушек –

Вот из этого сделаны мальчики[1].

Старинный детский стишок

 

Когда наш сынок был маленьким, для него подходила первая «сладкая» строка этого детского стихотворения. Но где‑то с четырех лет он стал совсем другим. Он вроде все еще оставался сладеньким, нежным и милым (большую часть времени), но какая‑то суровость уже прорастала в нем, крепло осознание своей важности, права на то, чтобы с ним считались. В минуты, когда его представления не совпадали с нашими (например, когда мы считали, что пора прекратить играть), мы наталкивались на яростную бурю, принявшую обличье маленького мальчика.

И сейчас, в пять лет, наш сын продолжает поражать нас своей свирепостью. Ошеломленные и обескураженные, мы смотрим на него и думаем: «Что же нам теперь делать?!» Потом мы начинаем рассуждать: кто же этот ребенок, такой большой и такой агрессивный? Только вчера он был счастлив, когда его щекотали, обнимали, носили на руках. Кто этот мальчик‑мужчина, который стоит перед нами, такой непокорный и удивительно мудрый? Какие странные силы так изменили его?

Чтобы понять, из чего «сделаны» мальчики, мы должны посмотреть, что же их формирует:

• мощные физиологические силы,

• уникальные мужские психологические задачи и

• мрачный, темный, загадочный мир мужской души.

 

Биологическая сила

 

Биологически мальчиков приводит в действие наркотикоподобный гормон, один из тех, что оказывают самое мощное из известных миру влияний на поведение. Именно эта сила делает мальчиков агрессивными и заставляет их побеждать любой ценой. Она вынуждает их крушить мебель, бить лампочки, и нам, родителям, приходится радоваться тому, что у нас есть хороший дом, здоровье и автомобильная страховка. Крохотная капля этого мощного вещества в течение очень краткого периода заставляет самого маленького, самого слабого самца в группе обезьян бросать вызов вожаку, находящемуся на троне. Бывший до этого изгоем, он не только выигрывает борьбу, но и продолжает властвовать и править целой группой: самками, малышами и другими самцами. Тот же самый стимул превращает шаловливого девятилетнего человечка в четырнадцатилетнего «невероятно неуклюжего» подростка. От зачатия до зрелости эта сила заставляет тело и мозг ребенка принимать мужские формы. И все вследствие действия гормона тестостерон.

 

Мужская программа

 

Хотя, возможно, трудно себе представить, что наш шестимесячный милый и ласковый сынок находится под влиянием этой мощной силы, тестостерон уже работает, обеспечивая внутреннее превращение мальчика в мужчину. Не забывайте, что каждый мальчик растет со своей собственной скоростью: он развивается в строгом соответствии с заложенной в него программой, определяющей его пол, формы тела и оказывающей влияние на его темперамент. Физиологически он развивается у нас на глазах, независимо от того, что мы, родители, делаем. Это чудо нам неподвластно, как, впрочем, и самому ребенку. Он вырастает в мужчину, что изначально предопределено гормонами.

Давайте вместе совершим небольшой экскурс в биологию, чтобы пролить некоторый свет на то, как это происходит. Как все мы знаем, гормоны представляют собой продукты, вырабатываемые железами внутренней секреции (щитовидной, поджелудочной, гипофизом, тимусом, яичниками у женщин и яичками у мужчин). Все они находятся под контролем биологического разума, у которого есть четкий план развития каждого мальчика. И у мальчиков, и у девочек есть основные половые гормоны – тестостерон и эстроген, но у мальчиков больше тестостерона, а у девочек более высок уровень эстрогена. Различие в их соотношении и стратегическом расписании выброса и обусловливают уникально женский или уникально мужской тип развития.

Разум, ответственный за программу развития, действует на уровне генетического кодирования. Нашим сыновьям эти инструкции приносятся Y‑хромосомой. Все эмбрионы начинают жизнь как создания женского пола, поэтому в течение первых недель после оплодотворения Y‑хромосома выполняет важную миссию – сигнализировать выработку тестостерона, который изменит биологический шаблон с женского на мужской. С этого момента ребенок становится мальчиком. Первая часть программы выполнена. Слишком часто мы забываем о том, какое это чудо, когда маленький кусочек недифференцированной плоти вырастает в прекрасное и жизнеспособное мужское существо. Вот цель мужской программы.

В настоящее время ведутся глубокие исследования на предмет выявления различий между мужчинами и женщинами. Камилла Бенбау и Юлиан Стенлей, исследователи из Университета Джона Хопкинса, провели изучение более десяти тысяч детей и встретили бурное сопротивление, когда заявили, что различия между полами, вне всякого сомнения, имеют биологическую основу. Бенбау говорит: «Я пятнадцать лет искала объяснение этих различий в условиях воспитания и получила нулевой результат. Тогда я отказалась от этой позиции… Мы уже начали получать свидетельства того, что при двух одинаково приемлемых (валидных) подходах к проблеме – через слова и через образы – женщины обычно выбирают слова, а мужчины идут через образы».

Исследование мозга, осуществленное доктором философии Роджером Горски, пионером эндокринологии, выявило значимые различия в структуре мозга мальчиков и девочек. Эти вариации могут объяснить различия в высших мозговых функциях, таких, как память, воображение, контроль над телом, и в том, как мужчины и женщины думают, чувствуют, действуют и воспринимают окружающий мир. Мужчина, например, склонен сначала зафиксировать проблему, чтобы рассмотреть взаимоотношения с супругой или подругой позже, тогда как большинство женщин анализируют взаимоотношения по ходу дела. Мужчины склонны сосредоточиваться на одной проблеме или задаче в каждый момент времени (как на яблочке мишени) и смотреть на все остальные обстоятельства своей жизни как на помехи, отвлекаться на которые не стоит. Женщины фокусируются на цели, но держат в уме и широкую картину поля действия.

Некоторые исследователи в области биологии, психологии и социологии подвергают эти открытия сомнению. И на то есть свои причины. Исследования по различию полов, проводившиеся в XIX веке, были использованы для того, чтобы доказать неспособность женщин к иной роли в мире, кроме роли матери и хозяйки дома. Сюзанна Дэвис пишет: «Антропологи, биологи и другие исследователи использовали все – от размеров мозга до аппетита, чтобы оправдать викторианское представление о мужчинах как о более умных, настойчивых и, следовательно, имеющих больше политических прав, чем „слабый пол“. Затем маятник качнулся в другую сторону, к убеждению в том, что существенных биологических различий (за исключением репродуктивной функции) между мужчинами и женщинами нет. Эта группа исследователей доказывала, что развитие тех качеств, которые мы считаем чисто мужскими или чисто женскими, определяется условиями семейного воспитания и культурной социализации. Это давнее расхождение мнений относительно того, что важнее – наследственность или среда, известно как спор о „природе и воспитании“.

Истина же в том, что на развитие мужчины и женщины влияют многие факторы. Физиологически женщины и мужчины вынуждены маршировать под ритм совершенно разных гормональных циклов, обусловливающих различие установок, форм тела и стиля общения. Все существо мальчика вибрирует в ритме тестостерона.

Как мы уже знаем, первый выброс тестостерона заставляет плод действовать по мужской программе. Другой мощный выброс – на шестом месяце беременности – знаменует собой начало второго этапа развития. Затем уровень секреции тестостерона снижается до начала пубертата, когда выработка этого мощного гормона повышается в 10–20 раз по сравнению с его обычным уровнем у девочек. И снова уровень тестостерона и начало пубертата у разных мальчиков не совпадают. Неудивительно, что мальчик‑подросток не может ходить, не натыкаясь на предметы, нуждается в более длительном сне, легко выходит из себя, становится угрюмым и не может сосредоточиться на работе. Он сталкивается с поразительными, часто пугающими, но всегда мощными последствиями изменений: рост волос на теле, увеличение мускулов, восьмикратное увеличение полового члена, огрубение голоса, обогащение фантазий и грез и пробуждение интереса к сексу.

Этот тестостероновый натиск приносит с собой отравляющее ощущение силы и непобедимости. Подросток чувствует, что он может все. Матери знают, как трудно бывает понять в это время своего ребенка. Отцы на себе чувствуют, как трудно с ним общаться. Он весь во власти мужской программы биологического развития.

Годам к двадцати резкие колебания уровня тестостерона стабилизируются, если мужчина не болен и не ослаблен физически. Есть доказательства того, что уровень тестостерона может временно повышаться, если он нужен мужчине для решительных действий: когда сам мужчина или его любимая в опасности, когда он рассержен или участвует в соревнованиях. Но никогда больше по завершении пубертата мы не увидим значительного увеличения продукции гормонов во имя создания сильного, здорового взрослого мужского тела.

 

Тестостерон и мужское поведение: три основные тенденции

 

Как мы видели, задачей Y‑хромосомы является сформировать взрослое мужское тело. Для реализации своей программы развития она использует тестостерон, который сначала присваивает плоду мужской пол, затем развивает тело мальчика и добавляет вторичные половые признаки. Результат – зрелая мужская физиология.

Не менее мощное влияние тестостерон оказывает и на мужское поведение. Хотя каждый мальчик развивается по‑своему, три основных момента наблюдаются у всех: склонность к доминированию и агрессии, сильное импульсивное желание рисковать и повторяющиеся кратковременные периоды напряжения и расслабления.

 

Агрессия и доминантность

 

Он очень отличатся от дочери. Она тоже дерется и кричит, но перепады его настроения понять невозможно. Он всегда толкается и все всегда хочет сделать по‑своему. Его первый порыв – стукнуть или крикнуть. Он не делает этого нарочно. Это само прямо лезет из него.

Ивонна, растерянная мать

 

Современные исследования в области гормонов связывают агрессивность у мужчин и желание доминировать над другими с высоким уровнем тестостерона. Согласно Джеймсу Дэбсу, доктору философии, исследователю из Университета штата Джорджия, „он (тестостерон) определяет иерархию человеческого стада…“. Мужчины, у которых тестостерона больше, чем обычно, считает Дэбс, пытаются оказывать влияние на других людей и руководить ими, главенствовать в обществе и дома, свободно выражают свои взгляды и настроения.

Эти тенденции могут проявляться как в положительных, так и в отрицательных поступках. Желание доминировать в обществе может привести к положению лидера в школе, на баскетбольной площадке, в делах и политике. С другой стороны, гиперагрессивность может выразиться в склонности к правонарушениям, насилию, неразборчивости в связях и преступлениям.

Соперничество за звание „короля горы“, имеющее место во всех соревнованиях, и непризнание авторитетов – таковы признаки биологической силы тестостерона. Мужские побуждения могут выражаться по‑разному, но пинки, тычки и словесная агрессия распространены среди мальчиков во всех культурах мира. Одни доходят до крайности в использовании физической силы, о чем свидетельствует постоянно растущее число малолетних преступников, осужденных за насильственные преступления и изнасилования. Для других проще выразить свою агрессивность словами, как это бывает в беспредметных домашних спорах или на речевых занятиях в классе, что, конечно, носит более творческий характер.

 

У меня спокойный и чувствительный сын. Он не участвует в мальчишеских драках и свалках. Но он становится похож на сумасшедшего, как только включает свой компьютер.

Сэм, отец десятилетнего мальчика

 

Некоторые виды поведения мы можем не считать агрессивными, как, например, решение задач программирования. Агрессия может проявляться косвенно через такие средства, как компьютер, различных видов конструкторы, автомобиль или скейтборд. Как замечает исследователь Камилла Бенбау: „Давайте посмотрим, как человеческие существа мужского пола обращаются с вещами – от погремушек до космоса“.

 

Я не знаю, куда я еду, но я еду своей дорогой!

Стими, сидящий в автомобиле, мчащемся с горы без управления

 

Если мы представим себе биологическую силу тестостерона в виде стрелы, а затем понаблюдаем за поведением мужчин, то мы увидим, что в основании очень многих их поступков лежит импульс „прямо и вперед“. В группе из 50 мужчин, участвовавших в дискуссии на конференции по мужским проблемам, большинство заметило в себе такой импульс. Один из мужчин сказал: „У него даже может не быть конкретного направления. Порой я чувствую себя похожим на ракету – меня словно запустили. В беседе я могу настаивать на том, что для меня вовсе не важно, но я все равно продолжаю это делать. Если я не остановлюсь и не обдумаю, что я хочу сказать, то буду ломиться вперед и могу зайти слишком далеко“.

Лингвистические исследования доктора философии Деборы Таннен свидетельствуют о том, что основной движущей силой мужской аргументации и логичности является стремление овладеть положением, а не реальное содержание беседы. Как родители, мы, вероятно, все наблюдали, что, независимо от предмета обсуждения (времени укладывания спать, часа возвращения домой, домашних обязанностей или привилегий), мальчик всегда отмечает, кто главный и может ли он сам овладеть ситуацией. Инстинктивно он реагирует на призыв тестостерона.

 

Импульсивное желание рисковать

 

Я ехал в автомашине, где со мной были еще пятеро мальчиков. Шел дождь, мы двигались по живописной дороге над океаном. Вдруг откуда ни возьмись поворот. Я резко крутанул руль, и машина встала на два колеса, повиснув на краю обрыва. Внизу был виден океан и островерхие скалы. Мы все вскрикнули, и я не знаю, как это случилось, но машину вдруг толкнуло назад, и она встала на все четыре колеса прямо посредине дороги. Я нажал на тормоза и остановился. В потрясенном молчании, которое воцарилось, первой моей мыслью было: „Давай попробуем еще раз!“

Тед, мальчик 16 лет

 

Такие рассказы приводят родителей в состояние транса. Очень трудно защитить сына от других, но еще труднее защитить его от самого себя. Биологическая сила не только заставляет тело мальчика развиваться физически, но и понуждает его испытывать пределы возможного, особенно те, которые другими принимаются на веру. Производители перевязочных материалов знают, как часто мальчики испытывают силу земного притяжения. Универмаги тратят средства на двусторонние зеркала и видеокамеры, чтобы ловить тех, кто пытается проверить, действительно ли рука быстрее глаза. Изготовители планеров, мотоциклов, альпинистского снаряжения, скоростных автомобилей и других подобных товаров процветают, потому что им известно: мужчины неизбежно будут испытывать судьбу снова и снова. И когда впоследствии сын начинает делиться с родителями тем, что он на самом деле выделывал в юности, те радуются лишь одному: что тогда об этом не знали.

Исследования доктора философии Фрэнка Фарлея, психолога Университета штата Висконсин, связали высокий уровень тестостерона со стремлением к риску. Мужчин с „относительно высоким уровнем тестостерона“ Фарлей назвал типом „большое T“. Те, у кого уровень тестостерона был близок к норме, получили название „маленькие т“. Субъекты, отнесенные к „большим Т“, отличались либо высоким творческим потенциалом, либо склонностью к правонарушениям. Иногда у них присутствовало и то и другое. И творческие, и преступные „большие Т“ чаще других демонстрировали саморазрушающее поведение. Среди них было больше случаев злоупотребления наркотиками, курением, алкогольными напитками; они в два раза чаще, чем предствители „маленьких т“, попадали в аварии.

Доктор Фарлей предполагает, что мальчики и мужчины, которых можно отнести к „большим Т“, обычно рушат основы, низвергают авторитеты и любят устанавливать собственные правила. Они могут взять ответственность на себя, создать что‑нибудь новое, а затем перейти к другому проекту, который стал для них более привлекательным. „Маленькие т“ хотя тоже агрессивны, но предпочитают следовать установленным правилам, вносят порядок и стабильность в любое дело и более склонны к управлению проектами, чем к их созданию. Любой организации нужны дух и силы обеих этих групп: силовые игроки и игроки, принимающие на себя удар, в бейсболе, творческий президент корпорации и надежный управляющий, первый танцовщик и линия кордебалета в театре.

Диапазон рискованного поведения широк: от опасных трюков, угрожающих жизни, до мягких форм в виде расширения границ дозволенного. Старшеклассник влезает в главный школьный компьютер, чтобы автоматически подправить свои оценки, если они ниже, чем ему хочется. Потом он оказывает такую же „услугу“ другим школьникам, превращая это в очень выгодное предприятие, пока секретарь не обнаружит заметки „мастера“ к программам, случайно позабытые в компьютерном классе. Одна опытная компьютерная фирма нашла способ извлекать выгоду из пристрастия юных хакеров к взламыванию программ: она наняла в качестве контролера вновь выпускаемой продукции 13‑летнего мальчика. Его задачей было взламывать программы и тем самым обнаруживать прорехи в системах защиты. Если вы не видите у своего сына никаких признаков склонности к риску в том или ином виде, оглянитесь назад: приходило ли ему в голову еще в дошкольном возрасте выстроить полутораметровую башню из стола и стульев и, накинув на плечи покрывало, прыгнуть с этой высоты, чтобы проверить, полетит ли он, как сверхчеловек?

Тестостерон предрасполагает мужчин к поиску рискованных приключений. Они тратят немало энергии в попытках поколебать систему, исследовать свои возможности и бросить вызов традиционным взглядам.

 

Напряжение и расслабление

 

Мгновение, когда охотник делает выстрел, дрожь долгого преследования и завершение крупной сделки – эти моменты живут в грезах каждого мужчины с доисторических времен по сей день. Главным здесь является мощный энергетический цикл, фундаментальный для формирования мужчины: за коротким подъемом напряжения следует быстрое удовлетворенное состояние и полное расслабление. Этот кратковременный цикл непосредственного удовлетворения готовит тело мужчины к действию.

 

 

Когда мужчина находится под угрозой или в состоянии крайнего стресса, его тело настораживается и приводится в готовность к действию; нужно ли бороться за свою жизнь, защищать свою семью или решать трудную проблему, – мужчина готов к быстрому, решительному действию, которое принесет успокоение и разрешение ситуации, с которой он столкнулся.

 

Мальчик играл с конструктором „Лего“. Он старательно мастерил сложную конструкцию, как вдруг вскрикнул: „Ты, дурацкая штука!“ – и бросил деталь на пол. Потом он спокойно продолжил работу, как будто ничего не случилось.

 

 

Алекс с увлечением работал на компьютере, глаза его уперлись в экран, плечи напряглись, пальцы порхали над клавиатурой. Ничто не могло отвлечь его внимания, пока он не решил свою задачу. Затем он раскинул руки, подпрыгнул и воскликнул: „Я сделал это!“

 

 

Мужчины сгрудились вокруг телевизора, лица их напряжены. Тела воспроизводят движения четверть защитника – как он бежит, делает зигзаги, чтобы обойти защиту противника. Рев поднимается в группе, когда медленным длинным броском мяч посылается через поле. Стон вплетается в крики триумфа, когда мужчины все вместе вскакивают одновременно с захватом мяча вратарем. Они падают назад на свои места обессиленные: „Уф‑ф‑ф…

 

Этот цикл напряжения – расслабления лучше всего виден в сексуальном поведении мужчины, всегда подвластном этому мощному энергетическому циклу. Сексуальная роль мужчины в жизненном цикле гораздо проще и уже роли женщины. Его биологическая задача – вовремя „посеять семя“. Как только это сделано, тело мужчины зовет его к другим делам. Вот оно – напряжение и расслабление.

Хотя эта биологическая потребность переживать напряжение, за которым следует быстрое удовлетворение, и введена в культурные рамки, корень ее таится глубоко в сущности мужского естества. Эта потребность проявляется уже тогда, когда мальчики играют в пятнашки, но только в отрочестве ее цикличность раскрывается в полную силу. Мастурбирование, отчаянные поступки, цель которых – поразить девочку своей мечты, потребность испытывать напряжение борьбы и восторг победы – все это примеры действия одной и той же биологической силы. Спортивные соревнования– один из наиболее подходящих способов вывести наружу настойчивую потребность в напряжении и расслаблении. При всех других способах используется скорее сила ума, чем мускулов.

Д: Том, мой клиент, – мальчик 17 лет. Он был подавлен и чувствовал себя козлом отпущения. Родители и учителя считали его ленивым. Он пришел на консультацию, потому что его исключили из школы, причем отказавшись даже объяснить почему. Я сказал ему, что лень его – лишь прикрытие и что, я думаю, он много работал. Затем я спросил Тома, над чем он так фанатично размышлял. (Это, конечно, был выстрел в темноту, просто я предположил, что тестостерон дополнительно нагружал его мозг, ибо тело его и осанка были слишком вялы.) Том взглянул на меня с удивлением и пробормотал: „Шпионский роман. Я люблю служителей порядка и закона!“ Он пояснил, что не хотел говорить кому‑либо о своей книге, боясь быть осмеянным. В конце концов Том набрался достаточно смелости, чтобы прочесть отрывок из своей рукописи на уроке английского языка. Он потом рассказывал: „Я так нервничал, что струхнул почти окончательно, но стоял и продолжал читать. Когда все зааплодировали, мне показалось, что я самый сильный человек в мире. Мне страшно подумать об этом, но очень хочется попробовать еще раз!“

Нервозность подготовки, нарастание напряжения при исполнении и расслабление, которое приносит решение, по своей природе не ведут к насилию или преступлению. Однако то, что мы видим на улицах и о чем читаем в газетах, вынуждает нас думать иначе. Полный таинственности наркобизнес, магазинные кражи, остроумные компьютерные взломы и организованная преступность – вот общеизвестная арена самовыражения мужчин в современном мире.

 

Это был какой‑то толчок, и я украл конфету в магазине. Чувство было ужасным. Достаточно ли я силен, чтобы так сделать? Но нет ничего равного той минуте, когда я это делал, я точно знаю.

Нэйт, двенадцатилетний любитель риска

 

Мужской день регулируется постоянными циклами напряжения – расслабления: подъем и спад, передышка и потребность начать сначала. Если мужчина не находит творческого, не противоречащего закону способа испытать трепет, то эта потребность уходит в подполье, чтобы впоследствии злобно вырваться наружу в актах разрушения. Или она, оставаясь внутри, перерастает в депрессию, в пытку самокритикой, в мучительное чувство безнадежности.

 Продолжение следует

 



[1] Перевод С. Маршака.

 

Дата публикации: 20.01.2015   Количество просмотров: 5540