Ненси Томас КОГДА ЛЮБВИ НЕ ДОСТАТОЧНО. Продолжение. Часть3

Глава 3

Нарушение привязанности с точки зрения ребенка

 

Чтобы понять, как чувствует себя ребенок с нарушением привязанности, попробуем взглянуть на происходящее с его точки зрения. Представьте, что вы – маленький ребенок, который пошел домой, на другую сторону озера, по хрупкому осеннему льду. Внезапно вы проваливаетесь под лед. Черная вода обжигает холодом, и от шока не получается даже позвать на помощь. Вы отчаянно боретесь за жизнь. Один, без помощи, без надежды, задыхаясь и захлебываясь, вы из последних сил выплываете на поверхность. Еле выбравшись, вы отползаете обратно в лес, откуда начинали свой путь, и принимаете решение, что останетесь там навсегда и больше никогда и ни за что не ступите на предательский лед. Проходят дни и недели, и чем чаще вы видите, как легко другие дети катаются по льду на коньках и пересекают озеро, тем более вы убеждаетесь, что лед ненавидит именно вас. И, если вы когда-нибудь на него ступите, вы неминуемо умрете.

Но одна семья, которая живет по другую сторону озера, хочет забрать вас из холодного леса в свой теплый и дружный дом. Ее самый отважный и заботливый представитель отправляется за вами. Чтобы вы смогли перейти замерзшее озеро, он поддерживает, подталкивает и тянет вас за собой. Но, будучи уверены, что вас подкарауливает смертельная опасность, вы изо всех сил сопротивляетесь этому спасителю: пинаете и бьете его, обзываетесь и вопите как резаный. Вы делаете все возможное, чтобы отпугнуть этого человека, но он все равно продолжает бороться за вас, понимая, что единственным условием вашего выживания является семейное тепло и любовь. И поэтому даже под градом ударов он продолжает тащить вас по льду озера в сторону дома; он понимает, что это ваш единственный шанс на спасение.

Лед олицетворяет силу человеческой привязанности и способности доверять. Он проламывается всякий раз, когда человек теряет кого-то, кто был ему особенно близок и кому он сильно доверял. В жизни некоторых детей такие потери случаются многократно. Это похоже на то, как если бы при каждом переезде из одной семьи в другую ребенок проваливался бы под лед, а на его сердце появлялся бы еще один кровоточащий шрам.

Следующие строки написаны 15летней Бет, которая в свое время сумела преодолеть серьезное нарушение привязанности и синдром дефицита внимания. Она решила поделиться своими переживаниями, чтобы рассказать, как воспринимается проблема «с того берега»: Я очень боялась своей первой приемной мамы. Я боялась, что она подумает, если обнаружит, что я не идеальный ребенок. Мне было так страшно, что я решила даже и не пытаться быть идеальной в ее глазах. Зачем стараться, если когда-нибудь я все равно где-нибудь проколюсь? В глубине души я очень хотела, чтобы новая мама полюбила меня. Но в то же самое время я и не хотела этого, потому что я не смогла бы принять ее любовь.

Моя родная мама любила меня, а потом умерла. И я думала: нельзя разрешать новой маме полюбить меня, ведь как только она меня полюбит, она тоже или умрет, или куда-нибудь исчезнет. Я ни за что на свете не хотела опять привыкать к другому человеку. И я все время отталкивала и отталкивала свою новую маму, пока она не перестала вообще понимать, что со мной происходит. Посторонние люди считали меня очаровательной голубоглазой малышкой. Они говорили: «Как у такого ребенка могут быть какие-то нарушения? Она же просто маленькая девочка!» Ну да, «просто маленькая девочка»… с камушком в груди. «Просто маленькая девочка», которая так сильно злилась глубоко внутри, что у нее чуть не пар бил из ушей. «Да что вы! Не может быть! С нами она так хорошо себя ведет. У нее все в порядке!» Да, да, я в порядке, по тому что вы просто не понимаете, что я могу с вами сделать. Ведь я такая застенчивая, такая милая, ну что может быть не так дома? Да вы просто не догадываетесь, какая я сильная! Посмотрите, что я уже сделала с вами: я заставила вас жалеть меня и изливать на меня тонны незаслуженной нежности. Да, я очень умная. Но даже не думайте полюбить меня − не то испытаете всю мощь моего гнева. Вот тогда вы узнаете, что я так хорошо умею прятать от посторонних глаз. Ведь как только вы меня полюбите, я умру. Нет, нет, нет! Самой простой добычей для меня были няни. В пять лет я была этакой 14килограммовой бомбой, а они были готовы на все, лишь бы я замолчала и успокоилась. На все! Я могла солгать, что мама и папа ненавидят меня и не заботятся обо мне. Когда меня отправляли спать, я могла, рыдая и завывая, звать мою «мамочку». На самом деле мне было плевать, жива моя «мамочка» или нет. Хотя, нет, не плевать. Я не хотела, чтобы она жила. Потому что, если бы она жила, я должна была бы умереть. Мне нужно было быть сильной, быть главной. Чтобы стать главной, мне пришлось спрятать свой страх любви, и я спрятала его с точки зрения ребенка под ненавистью. Я ненавидела мою новую маму так сильно, что она стала меня бояться. Она так боялась, что даже попросила перевести меня в другую семью. Она не могла больше этого выносить – и я выиграла. Вот так! Я сильная, я крутая, и никто, ни один человек никогда не пробьет стальную броню, в которую я спрятала свое сердце. Никто никогда не коснется моей души еще раз. Я победила.

 Когда мне исполнилось шесть, я стала еще хуже. Своих вторых приемных родителей я избегала. Мой младший брат был от меня в ужасе. Я была королевой зла! Я даже думала, что я ведьма. Мне нужна была особая власть, чтобы контролировать и держать на расстоянии всех этих людей и чтобы помешать им полюбить меня. Мне никогда не было одиноко, но если я и начинала чувствовать что-то вроде одиночества, то тут же делала какую-нибудь гадость, чтобы снова почувствовать свою силу.

 А потом мои вторые приемные родители нашли специалистов, которые знали, как помочь. Сначала я не верила, что это сработает. Я ведь умела притворяться милейшим, приятнейшим, самым послушным ребенком. И никто не мог раскусить меня. Но эти люди как будто все знали заранее! Они видели меня насквозь. Я думала: «Ааа! Тут что-то не так! Их нельзя дурачить, они сразу меня раскусили. Надо скорее убираться отсюда. Нет, не держите меня! Пустите меня! Нет, нет, нет! Вы никогда не узнаете, что у меня глубоко внутри. Я – ведьма, я – могучий тролль! Вы не остановите меня!... »

Да, это было больно. Мои вторые приемные родители рушили стальные стены, которые я построила. Только они поняли, как мне страшно и грустно. И только они поняли, как сильно я сердилась на свою маму за то, что она умерла. А еще они поняли: в смерти моей мамы я обвиняла своего младшего брата. Именно эти родители обнимали меня, когда я кричала от горя и рассказывала такие вещи, о которых раньше не захотела бы говорить. Но теперь я говорила об этом. Мои вторые приемные родители открыли мою душу и заставили выплеснуть из нее всю мою грусть, весь мой страх, все мое бешенство. Я не хотела, но все равно выпускала все это наружу. Эти родители помогли мне стать сильной в правильном смысле этого слова. Сильной – то есть такой, которая умеет управлять собой, а не другими. Я поняла, что моя сила в том, чтобы справляться с самой собой. Раньше чувства захлестывали меня с головой.

Постепенно я научилась быть счастливой. Я поняла, что людям можно доверять и что мои новые родители совсем не обязательно умрут и бросят меня. Но даже если это случится, я все равно справлюсь.

 Постепенно я научилась любить других. Я смогла заново ощутить любовь. Сначала я даже испугалась, но чувство любви оказалось таким хорошим… Настоящая любовь мягкая, нежная и добрая. Я никогда не испытывала ее раньше, но когда это наконец случи лось, я смогла ослабить хватку и разрешить позаботиться обо мне кому-то другому. Я смогла снова стать просто маленькой девочкой, которая любит себя, своих маму и папу и младшего брата. Я от пустила поводья. Мне больше не нужно было оставаться всемогущей ведьмой, которая ненавидит людей и отпугивает их от себя. Я смогла просто быть собой. Вот и вся моя история. Мне уже 15 лет, и теперь я живу в приемной семье, которая меня очень любит. Это моя вторая семья, потому что первых приемных родителей я отталкивала так долго и так сильно, что им пришлось отказаться от права меня воспитывать. Но теперь я живу в семье, которая открыла мне жизнь, открыла мне любовь к людям. Пожалуйста, постарайтесь понять, что я чувствовала тогда, ведь это то, что чувствует сейчас и ваш приемный ребенок. Пожалуйста, не сдавайтесь и любите вашего ребенка до счастливого конца. Ваша дорога долго будет ухабистой. Не переживайте − однажды она снова станет гладкой. Наступит день, когда ваш ребенок посмотрит вам в глаза и скажет: «Спасибо! Я люблю тебя!» Как однажды сказала я сама.

 

 

 

Глава 4

Cимптомы нарушения привязанности

Полный список симптомов реактивного нарушения привязанности приведен в Приложении 2 в конце этой книги. Важно отметить, что некоторые из них время от времени могут проявляться и у обычных детей. Как устойчивое состояние реактивное нарушение привязанности можно диагностировать только в том случае, если у ребенка присутствует более половины перечисленных симптомов и известна хотя бы одна возможная причина этого расстройства (подробнее о причинах нарушения привязанности в Главе 1). Итак, ребенок, страдающий нарушением привязанности, – это ребенок, который:

1. Приветлив, но поверхностно и фальшиво только ради того, чтобы сохранить контроль над ситуацией; чаще всего он бывает таким с посторонними или с теми людьми, кем легко манипулировать, (последнюю категорию взрослых такие дети называют «лохами»).

 2. Избегает смотреть в глаза собеседнику, кроме тех случаев, когда хочет обмануть или правдоподобно солгать ему.

3. С малознакомыми людьми ведет себя «запанибрата». Дело в том, что такой ребенок просто не успевает пройти ту стадию развития, когда появляется тревога при встрече с незнакомцами. Поэтому в старшем возрасте он запросто обнимает незнакомых или малознакомых людей, начиная с директора школы и заканчивая любым случайным прохожим, если ему понадобилось привлечь их на свою сторону в войне против приемной матери.

 4. Не умеет по-настоящему, от души, заботиться о ком-либо. Конечно, как можно любить и принимать любовь, если никому не доверяешь? Ребенок с нарушением привязанности не умеет ласкаться и обниматься, его объятия всегда неестественны и зажаты.

5. Хочет все делать по-своему, неважно, правильно или нет, и с возрастом это стремление только растет! При этом в достижении своих целей крайне изобретателен.

6. Склонен к разрушению в отношении других детей, домашних животных и даже собственного тела. Альберт Швейцер (Albert Schweitzer) както сказал: «Каждый, кто привык смотреть на жизнь животного как на нечто малоценное, рискует дойти до мысли, что и человеческая жизнь ничего не стоит». А вот как написал об этом в одной из своих статей Майк Капуццо (Mike Capuzzo): «Галерея позора самых знаменитых преступников заполнена портретами людей, которые в детстве мучили животных. Если бы родители и учителя вовремя заметили эти тревожные сигналы и знали, как помочь таким детям, их жизнь могла бы сложиться по-другому. Когда ребенок мучает животных, это не просто признак «будущего уголовника», но и сигнал о том, что у ребенка есть серьезные проблемы и ему нужна помощь». В свое время некоторые из моих воспитанников успели покалечить, изнасиловать и даже убить довольно много животных, прежде чем окружающие начинали догадываться, кто это делает! Недаром доктор Клайн, которого я много цитировала в предыдущих главах, называет домашних животных «видом под угрозой исчезновения» в семьях, где воспитывается ребенок с нарушением привязанности.

7. Обожает лгать. Дети с нарушенной привязанностью – непревзойденные мастера по части самых диких фантазий, самых наглых подделок и грубейших искажений истины.

8. Крайне импульсивен. Если такому ребенку чего-то захотелось, то он должен получить это немедленно. Если он хочет что-то сделать – он делает не раздумывая; если он хочет что-то получить – он крадет. При этом о последствиях своего поступка такой ребенок либо совсем не думает, либо думает недостаточно. 9. Отстает в учебе и плохо ведет себя в школе. Это связано с тем, что такой ребенок находится в постоянном эмоциональном перевозбуждении и вместе с тем неспособен выполнять указания учителя (ведь для этого нужно верить, что учитель советует правильно). Ребенок с нарушением привязанности считает, что если он хоть в чем-то послушается другого человека, то автоматически тот выигрывает, а ребенок остается в проигрыше. Такой ребенок считает, что победитель – это тот, кто всегда поступает только по-своему. Но на самом деле, если ему удается «побеждать» таким образом, то проигрывают буквально все.

10. Не понимает причинно-следственных связей. Обычный ребенок учится понимать их еще в первый год жизни. Он заплакал – приходит мама, и мучившая его проблема (голод, холод и т.д.) исчезает. Нарушения в цикле формирования привязанности в первый год жизни оборачиваются неспособностью ребенка связывать в логическую цепочку даже самые простые явления, например: «Я играю на дороге – едет машина – я погибаю». Ребенок просто не понимает этой связи! Именно поэтому обычные методы воспитания, предполагающие нормальное развитие той части коры головного мозга, которая отвечает за понимание причинно-следственных связей, в отношении детей с нарушением привязанности не работают.

11. Не имеет совести. Наша совесть – это тихий внутренний голос, который говорит: «Нет! Не делай этого! Тебе или кому-то другому будет потом от этого плохо». Но у ребенка с нарушением привязанности этот голос молчит, он не умеет сочувствовать другим живым существам, и поэтому может ударить собаку или задушить кошку, чтобы просто ощутить свою силу или ради развлечения.

 33 Источник: газета «Rocky Mountain News», выпуск от 5 марта 1994 года. 34 Например, система «звездочек» за хорошее поведение или любые другие методики, где награда или наказание связаны с поведением ребенка. 

12. Демонстрирует ненормальные пищевые привычки: либо почти полностью отказывается от еды, либо, наоборот, объедается.

13. Не имеет друзей, потому что мало кто захочет дружить с человеком, который стремится всеми командовать, у которого нет совести и который склонен к жестокости. Поэтому такой ребенок быстро становится изгоем среди детей, а в зрелом возрасте (если его состояние останется без изменений) обречен на очень одинокое существование, полное разорванных или так и не возникших отношений.

14. Испытывает нездоровое влечение к разрушению, огню, крови, смерти и злу; часто отождествляет себя с дьяволом. Связано это с тем, что, не получая заботы и внимания со стороны родителей в течение первого года жизни, ребенок постоянно испытывает чувство гнева.

15. В отличие от нормальных людей, которые говорят, чтобы донести мысль и/ или выразить свои чувства, использует дар речи для того, чтобы перебить другого, или создать бессмысленный шум, или установить контроль над ситу ацией. Такой ребенок относится к речи не как к средству общения с другими людьми, а как к инструменту манипулирования и заполнения эфира «шумо вым мусором». По той же причине любит «грузить» собеседника множеством бессмысленных вопросов.

16. Приставуч и любит клянчить, особенно если ему надо очаровать незнакомого человека или просто выпросить желаемое.

17. Имеет ненормальные речевые привычки, например, отказывается произно сить слова четко и понятно. Если же говорит родитель, постоянно перебивает его вопросом: «Что?» Поэтому такого ребенка трудно понять и приходится постоянно его переспрашивать. Дело в том, что в нормальной семье развитие речи у ребенка начинается с уз навания материнского голоса, который он постоянно слышит с самого рождения. У ребенка с нарушенной привязанностью такого опыта нет. В результате многие из этих детей годами ходят к логопедам без какого-либо заметного прогресса. Складывается впечатление, что ребенок с нарушением привязанности просто не хочет овладевать навыками общения с другими людьми.

18. Склонен необоснованно обвинять в жестоком обращении именно тех людей, которые искренне о нем заботятся. Связано это с тем, что такой ребенок чувствует себя особенно сильным, когда видит, что окружающие начинают ве рить в его ложь. И действительно, он получает реальную власть над своими приемными родителями! При таких обвинениях презумпции невиновности фактически не существует, и родителей будут считать виновными, пока они не докажут обратное. Но как доказать, что ты не делал того, в чем тебя обвиняют? 19. Постоянно пытается настроить взрослых друг против друга по принципу «разделяй и властвуй», чтобы единолично контролировать ситуацию. Иногда доходит даже до того, что отец начинает выступать против матери, учитель или психотерапевт – против родителей и так далее. Такого рода манипулирование называется «созданием треугольника». Объясняется это тем, что ребенок, который никому не доверяет, очень боится, когда взрослые начинают выступать единым фронтом.

20. Его родители слишком остро реагируют на «мелочи». Обычно это связано с тем, что чем больше они проявляют любви к такому ребенку, тем больше боли ребенок старается причинить в ответ, чтобы отпугнуть от себя. Ребенок с нарушенной привязанностью убежден, что любовь причиняет только боль, потому что его собственное сердце было разбито еще в младенчестве. Такой ребенок не воспринимает родительскую любовь как источник эмоциональной поддержки. Поэтому получается, что с приемными родителями жестоко обращается как раз ребенок с нарушением привязанности.

 

 

 

Глава 5

Терапия нарушения привязанности

 

Задачи терапии Для скорейшего исцеления вашего ребенка необходима терапия нарушения привязанности, которая:

– помогает матери и ребенку сформировать эмоциональную связь;

– дает пространство, в котором ребенок может выплеснуть сильные эмоции и рассказать о полученной ранее травме без создания опасности для себя и окружающих;

– учит ребенка выражать свои переживания словами, а не действиями;

 – дает родителям наиболее эффективные методики воспитания;

– поддерживает родителей в борьбе за спасение ребенка.

 

Инструменты, используемые в терапии нарушения привязанности

1. Исследования показывают, что крайне эффективна терапия удерживания, которую еще называют «холдингтерапия». Она применяется с 1972 года и дает отличные результаты. Как объясняют в своей книге «Не прикасайся к моему сердцу» доктора Мансфильд и Уолдманн, холдингтерапия – это «пси хотерапевтический метод, при котором родители укачивают ребенка в своих объятиях, создавая безопасную среду, плодотворную для развития».

2. Метод биологической обратной связи (БОС) – был разработан еще тридцать лет назад и зарекомендовал себя как эффективный способ стимуляции работы мозга.

3. Метод десенсибилизации и переработки движениями глаз (ДПДГ) – достаточно долго применяется для коррекции травматических воспоминаний 35 В основе холдингтерапии лежит естественное желание матери обнять ребенка и удержать его рядом с собой, когда его поведение или самочувствие вызывают обеспокоенность. Сущность метода заключается в тесном физическом контакте с ребенком (удерживание в крепких объятиях) на фоне положительного эмоционального общения. Это приводит к нормализации душевного состояния ребенка и повышает его восприимчивость к внешним стимулам и к диалогу с окружающими. 36 Mansfield, Waldmann, Don’t Touch My Heart. На русском языке эта книга не издавалась. 37 Подробнее об этом методе на http://www.biosvyaz.com/Htm_Rus/02.htm. 38 Подробнее об этом методе на http://psi911.boom.ru/fterapia4.htm. 4. 4. Метод терапевтической игры – особенно эффективен в терапии детей младшего возраста. Его суть в том, что специалист не «вклинивается» между матерью и ребенком, а выступает в роли советника для матери, которая самостоятельно участвует в соответствующих терапевтических играх с ребенком.

5. Смежные методики: терапевтическое катание на лошадях (иппотерапия), специализированная арттерапия, музыкальная и звуковая терапия (в том числе метод Томатис39), психодрама, массаж, особые пищевые добавки. Хотя ни один из этих методов не является самодостаточным способом лечения, каждый из них может успешно дополнить основную терапию.

 

Как найти специалиста по нарушению привязанности?

На сайте www.attachment.org40 вы найдете список терапевтов, зарекомендовавших себя в области нарушения привязанности. Если вы хотите порекомендовать кого-то еще, пожалуйста, заполните анкету на сайте. Если вы сами такой специалист, можете скачать эту анкету и попросить ваших клиентов ее заполнить. Список специалистов по нарушению привязанности можно также найти на сайте Ассоциации по терапии и просвещению в области детской привязанности (Association for Treatment and Training in the Attachment of Children – ATTACh) www.attach.org, телефон: +1 866 453 8224. Как определить, насколько хорош тот или иной специалист по нарушению привязанности?

Если после того, как вы сообщили специалисту, что ваш ребенок страдает расстройством привязанности и склонен лгать, он оставляет вас в коридоре и забирает в кабинет одного ребенка – смело увольняйте этого «специалиста» и ищите того, кто умеет слушать родителей! Ведь любому очевидно, что, оставшись наедине с внимательным слушателем без какого-либо свидетеля, осведомленного о реальном положении дел, маленький врун тут же начнет играть с терапевтом в «кошки-мышки»! Когда ребенок с эмоциональными нарушениями получает рычаги управления, он сразу же подстраивает свое умение интриговать, манипулировать и обманывать под конкретного специалиста, чтобы как можно дальше увести его по ложному пути. Создавая ситуации, в которых такой ребенок может безнаказанно манипулировать взрослыми, мы только усугубляем его расстройство! Специалист по нарушению привязанности должен обладать достаточной силой воли и умением, чтобы успешно противостоять своим маленьким пациентам. Нельзя отдавать бразды правления ребенку с психологическими нарушениями! Если цель терапевта – помочь ребенку осознать его проблемы и сблизиться с приемной матерью, как он собирается ее достичь, каждый раз оставляя мать в коридоре?! Детям, которым посвящена эта книга, встать на путь исцеления может помочь толь ко специалист, который сам хорошо понимает проблемы нарушения привязанности.

 Подробнее об этом методе на http://www.rustomatis.ru/rus/about/. 40 Этот сайт был создан автором книги Нэнси Томас.

 

Важно отметить, что ненаправленная игровая психотерапия, традиционная терапевтическая беседа и «терапия в песочнице» оказались не только неэффективными, но порой даже вредными при работе с детьми с нарушением привязанности. Как отмечал доктор Боулби: «Провал в лечении тех детей, которые пережили предательство со стороны родителей или которые никогда не любили и не были любимы другими людьми, заставляет меня вспомнить слова доктора Голдфарба (Dr. Goldfarb) о том, что он никогда не наблюдал положительного результата при лечении [нарушения привязанности] традиционными методами детской психотерапии».

Дело в том, что разговорная или игровая терапии, которые успешно применяются при лечении других нарушений, основаны на способности специалиста установить доверительные отношения с пациентом, чтобы потом прорабатывать конкретную проблему уже совместно. Но ребенок с нарушением привязанности как раз не способен устанавливать близкие отношения и/или доверять другим людям. Именно поэтому эффективное лечение детей с нарушением привязанности должно всегда включать приемную мать как центральную фигуру терапии. Поскольку главная проблема ребенка заключается в том, что между ним и родителем отсутствует эмоциональная связь, именно ее и нужно восстанавливать в первую очередь.

Специалист обязан научить приемную маму наиболее действенным способам контроля над ребенком, не признающим никаких ограничений. И эти жесткие внешние рамки должны сохраняться ровно до тех пор, пока ребенок не научится контролировать себя сам. Ребенок никогда не станет доверять тому, кто кажется слабее его самого. Если он может командовать и манипулировать своими родителями, он по определению сильнее их. Поэтому для того, чтобы приемный ребенок мог снова довериться и привязаться к своим новым родителям, они просто обязаны обладать достаточной силой воли и воспитывать ребенка любящей, но твердой рукой. Специалист, который советует вам воспитывать ребенка с расстройством привязанности с помощью системы баллов или «звездочек» за хорошее поведение, просто не понимает сути проблемы! Как уже объяснялось в Главе 1, если в первый год жизни естественный цикл формирования привязанности был прерван, та область коры головного мозга, которая отвечает за понимание причинно-следственных связей, не развивается или развивается недостаточно. В этой книге мы предлагаем такие методы воспитания, которые поддержат вас ровно до тех пор, пока развитие «причинно-следственных» зон мозга у вашего ребенка не достигнет нормального уровня.

 «Терапия в песочнице» – это вид игровой психотерапии, в которой пациенту дают коробку с песком и набор мелких предметов, игрушек и тому подобным, предлагая построить в этой коробке воображаемый мир. Выполняя задание, пациент может использовать эти предметы и перемещать песок так, как ему хочется..

 Продолжение следует...

 

 

Дата публикации: 22.07.2014   Количество просмотров: 6345