Непослушный ребенок - 9 Джеймс Добсон

Непослушный ребенок  - 9    Джеймс Добсон

 

Повторяю еще раз: дорогие родители, одна из важнейших ваших задач — установить строгую законность и баланс сил в семье. Разумные «законы» должны быть обязательны для всех членов семьи. Для иллюстрации я позволю себе привести здесь перечень правил, выработанных за многие годы и неизменно соблюдающихся нашей семьей:

1. Никому из детей не позволено издеваться над другим. И точка! Это железное правило, не допускающее никаких исключений.

2. Комната каждого из детей — его личная, неприкосновенная территория. На дверях есть задвижки, и войти в комнату можно лишь с позволения хозяина.

3. Старшему не позволено дразнить младшего.

4. Младшему запрещается приставать к старшему.

5. Никто не вправе требовать от детей, чтобы они играли друг с другом, если в данный момент они предпочитают остаться в одиночестве или общаться с друзьями.

6. Мы стараемся как можно быстрее уладить любой конфликт, не допустить его развития и быть при этом объективными.

Соблюдение этих условий возможно лишь при наличии определенных предпосылок, главные из которых: 1) уважение к родителям, признание их авторитета; 2) желание родителей выступать в роли арбитров; 3) применение в случае нужды принудительных мер или наказаний. Если такой подход дополнен любовью, эмоциональный тон семьи может радикально измениться. Ненависть между братьями и сестрами должна уступить место если не любви, то по меньшей мере, терпимости.

 

3. Признайте, что скрытая цель детского соперничества — это вы.

Было бы наивным делать вид, что вам непонятно истинное значение конфликта между братьями и сестрами. Чаще всего в нем отражается желание детей произвести определенное впечатление на родителей. Ссоры и драки — прекрасная возможность завладеть вниманием взрослых. Недаром говорят, что некоторые дети предпочтут, чтобы их лучше убили, чем не замечали. Один отец недавно рассказал мне о том, как его сын начал ссориться со своим двоюродным братом, а потом они набросились друг на друга с кулаками. Отцы присутствовали при этом, но решили не вмешиваться и предоставить событиям развиваться естественным путем. И вот, все еще размахивая кулаками, один из мальчиков, покосившись на бездействующих зрителей, спросил: «Неужели никто не собирается нас остановить, пока мы не покалечили друг друга?» Как видите, драка вовсе не была для мальчиков самоцелью. Их интересовало в данном случае лишь присутствие взрослых и их возможная реакция на ссору; события развивались бы совершенно иначе, если бы рядом никого не было. Это весьма распространенный способ, к которому дети прибегают, стремясь привлечь внимание родителей и спровоцировать их на какие-то ответные действия. Хотите верьте, хотите нет, но с этой формой детской ревности справиться легче всего. Главное — не играть на руку маленьким провокаторам. Вместо того, чтобы устраивать переполох, кричать, грозить, уговаривать (что в конечном счете может привести только к усугублению конфликта) , мать или отец должны вести себя спокойно и с достоинством. Я осмелюсь предложить вам некий усредненный вариант наставления, с которым было бы полезно обратиться к маленьким скандалистам, несколько видоизменив его в соответствии с их возрастом и, конечно, обстоятельствами дела: «Томми и Чак, сядьте и выслушайте меня. На протяжении всего утра вы оба ведете себя безобразно. Ты, Томми, сломал замок, который строил Чак, а ты, Чак, дергал Томми за волосы. Я на вас не сержусь, потому что все братья время от времени ссорятся. Я просто устала от ваших воплей и больше их слышать не желаю. У меня много дел, и нет времени поминутно растаскивать вас, словно двух взбесившихся котов. Слушайте меня внимательно. Если вам приспичит поколотить друг друга, то выметайтесь из дому и деритесь сколько влезет (это требование можно выдвигать, конечно, лишь при условии, что силы противников находятся хотя бы в относительном равновесии). Вы знаете, я зря говорить не буду. Вы меня поняли? «Конечно, это предостережение не станет концом конфликта — во всяком случае с первого раза оно наверняка не подействует. Скорее всего вам придется наглядно продемонстрировать детям, что ваши слова — не пустая угроза. К примеру, можно на полчаса запереть детей в разных комнатах, и пусть томятся там без всяких развлечений, без радио, телевизора или игрушек. Или, например, одного отправить убираться в гараже, а другого — подстригать газон. А можно уложить их в неурочное время в постель. Единственная цель такого наказания — заставить их прислушаться к вашим словам в следующий раз. Ни в коем случае нельзя позволять детям портить вашу жизнь, лишать ее всякой радости, как это случилось с отчаявшейся женщиной, написавшей письмо в журнал «Хорошая домашняя хозяйка». В конечном счете сами дети бывают счастливее, когда их родители твердо, с достоинством и любовью, проводят свою линию.

 

ВОПРОСЫ

Вопрос: Мы недавно создали семью и хотели бы, чтобы она увеличивалась с какими-то разумными интервалами. Какая разница в возрасте способствует возникновению наилучших взаимоотношений между детьми? Ответ: Если между детьми одного пола разница в возрасте составляет около двух лет, то с большой степенью вероятности следует ожидать, что между ними возникнут противоречия и дух соперничества. С другой стороны, при благоприятном стечении обстоятельств именно такая разница в возрасте может обеспечить наибольшее совпадение интересов и принести детям обоюдное удовольствие от общения друг с другом. Если вы заведете детей с промежутком в четыре года или даже больше, то оснований для дружбы у них будет гораздо меньше. Быть может, мой ответ покажется вам уклончивым. Дело в том, что мое отношение к проблеме сводится к следующему: когда вы собираетесь завести очередного ребенка, надо принимать во внимание множество гораздо более важных факторов, чем возраст предыдущего ребенка: состояние здоровья матери, желание родителей иметь еще одного ребенка, финансовое положение и стабильность семьи. Именно эти обстоятельства должны быть для вас решающими.

Вопрос: В книгах «Не бойтесь наказывать» и «Прятаться или искать» вы рекомендуете использовать формы материального поощрения, прибегая к которым, по вашим словам, можно добиться от детей большей сознательности и ответственности. Мы попытались применить этот метод в нашей семье, и его воздействие на домашнюю атмосферу оказалось весьма благотворным. Однако я несколько изменила предложенную вами схему — и результаты превзошли все мои ожидания. Чтобы заработать награду за выполнение различных домашних обязанностей — за вовремя почищенные зубы, застланную постель, убранную в шкаф одежду - они должны сделать свою работу оба. Иными словами, я плачу им или штрафую их — в зависимости успешного выполнения задания обоими мальчиками. Раз и навсегда приняв правила этой игры, они активно включаются в нее и действуют не поодиночке, а вместе, понимая, что лишь помогая друг другу смогут добиться желанной цели. В каком-то смысле между ними возникают не только отношения товарищеской взаимопомощи, но и чисто делового сотрудничества. Я решилась написать вам о своем опыте, полагая, что он может оказаться для вас небезынтересным.

Ответ: Автор этого письма порадовала меня, сделав то, чего я ожидаю и от других родителей: она использовала мои книги как своего рода трамплин, как отправную точку. Я убежден, что наибольшего успеха добиваются те родители, которые находят индивидуальные решения для каждодневных житейских проблем.

 

Вопрос: Вы говорите, что поведение враждующих братьев и сестер определяется желанием «манипулировать родителями». Но с другой стороны, разве сами родители не манипулируют детьми, прибегая к таким методам, как материальное поощрение или физическое наказание?

Ответ: Не более, чем полицейский, выписывающий штраф превысившему скорость водителю. Слово «манипулировать» несет в себе какой-то эгоистический, злонамеренный оттенок, и потому в данном случае я бы прибег к другому слову — «руководство». Осуществлять руководство - значит действовать, исходя из интересов обеих сторон, и результаты должны быть обоюдовыгодными.

 

Вопрос: Огромное вам спасибо за то, что вы открыто и честно сказали об одной очень важной вещи — о том, что дети могут заставить родителей испытать чувство разочарования и безысходности. Для меня было огромным облегчением услышать, что и других матерей иногда охватывает такое же желание — убежать, забиться в какой-нибудь тихий уголок. Мне гораздо легче примириться со своей жизнью, когда я знаю, что я не единственная женщина, которую время от времени охватывает чувство полной беспомощности.

Ответ: Я получаю множество писем, подобных вашему. Все мы живем в очень трудное время; наши злейшие враги — усталость и вечная спешка. Однако убежать от наших проблем мы не можем, ведь они, как правило, находятся внутри нас. Порой я получаю письма от людей, которые действительно бегут из дома; их гонит оттуда невыносимое напряжение и отчаяние. Вот, например, письмо молодой матери из какого-то курортного местечка:

"Дорогой д-р Добсон, Я пишу Вам из мотеля. А оказалась я здесь, потому что сбежала от своего любящего мужа, шестилетней дочери Энни и пятимесячного сына Пола. У моей дочки очаровательные кудряшки и голубые глаза, но часто на нее «накатывает», и тогда она доводит меня буквально до исступления. Мой сын орет, кажется, двадцать четыре часа в сутки. Мне просто необходимо спокойно поспать хотя бы одну ночь! Я так старалась быть хорошей женой и матерью… хорошей соседкой и хорошей дочерью моим родителям. Я мечтала быть хорошей христианкой. Я хотела добросовестно выполнять свои домашние и семейные обязанности, но у меня нет сил. Я уже не могу держать себя в руках. Всю прошлую неделю я вела себя как настоящее чудовище: я ударила свою дочку по лицу, ее руки — все в синяках от того, что я специально старалась сделать ей больно; я орала и ругалась. Это было так безобразно, что потом мне хотелось умереть от стыда. Я сбежала, чтобы попытаться собрать то, что осталось от меня, но едва ли это получится. Я не могу дождаться ответа на свои молитвы — а может быть, я просто его не слышу и не понимаю. Когда я дома, у меня нет времени даже на то, чтобы почистить зубы, что уж тут говорить о молитвах… Когда я шлепаю Энни, то слышу в ответ: «А вот и не больно!» Она царапается, кусается, вцепляется мне в волосы. Но когда я уходила прошлой ночью, она рыдала и умоляла меня остаться, хотя я обещала ей, что обязательно вернусь. В прошлом месяце мы заплатили сто долларов за четыре специальных консультации для родителей. Но пользы было мало — все как-то слишком общно, а о тех конкретных проблемах, с которыми я ежедневно сталкиваюсь, я не услышала ни слова. Например, Энни проявляла злобу и агрессивность задолго до рождения Пола. Я ничего не могу с собой поделать, мне все время хочется отделаться от нее. Недавно она прожила неделю у бабушки и — стыдно признаться — я ни капли по ней не скучала. Только что я говорила с мужем по телефону, и он сказал, что на Энни опять накатило. Она требует, чтобы ее отпустили искать меня. А я совершенно не хочу возвращаться домой. Я обожаю своего мужа. Бог благословил нашу любовь сыном и дочерью, о которых я всегда мечтала. Но я оказалась несостоятельна, я не могу справиться с «рутинной» стороной жизни. В следующий четверг мне исполнится двадцать восемь лет. Пожалуйста, помогите мне. Миссис Дж. С."

К сожалению, миссис Дж. С. не указала своего обратного адреса, и потому я никак не мог с ней связаться. Я часто думал: получила ли она ту помощь, которой так отчаянно и безнадежно искала в отдаленном мотеле? Мне кажется, стоит привести здесь другое письмо, полученное мной на той же неделе, что и первое. В нем тоже слышится крик отчаяния — но совсем другого рода. Письмо пришло из Оксфорда, Англия, и автор не возражает против его цитирования.

«Дорогой доктор Добсон, Я только что прочла Вашу книгу «Что мужья, по мнению жен, должны знать о женщинах». Это одна из лучших книг, которые я когда-либо читала. Но скажите, почему вы, писатели, никогда не пишете для женщин вроде меня? Почему ничего не написано для бесплодных? Для тех, кто страстно желает иметь ребенка, но не может? Почему вы не помогаете нам, чувствующим свое женское несовершенство, свою неполноценность? Почему не объясняете, как общаться с родственниками и друзьями, имеющими детей и полноценные семьи? Скажите, как мне жить, когда я постоянно ощущаю напряженность в своей семье, когда родители одержимы страстной мечтой о внуках (да если бы я только могла, я была бы так счастлива подарить им внуков!)? Скажите, как мне справиться с гнетущей, безнадежной депрессией после двух выкидышей, после того, как, дважды забеременев, я ни разу не смогла доносить ребенка? Что мне делать в Рождество, когда все вокруг живет и дышит детьми и для детей? Эти дни для меня просто невыносимы (до такой степени, что в этом году я пыталась отравиться — только бы уйти от этой муки). Как я могу с надеждой смотреть в будущее, когда мне не о чем строить планы и не на что надеяться? Я знаю, что Христос может помочь мне. Но почему мне не могут помочь люди? Почему общественное мнение считает, что брак без детей неполноценен, — и тем самым усугубляет мое чувство вины и делает меня еще более несчастной? Почему люди вроде вас никогда ничего не пишут, чтобы помочь таким женщинам, как я? Ваша Миссис Р. К."

Миссис К. абсолютно права. Наш мир, похоже, предназначен для детей и тех, кто производит их на свет. И те, кто получил от Господа это благословение, должны внимательно и осторожно относиться к людям, подобным этой женщине, к людям, которые ценят материнство выше самой жизни — и безнадежно лишены его. Но вся беда в том, что мы слишком поглощены собственными мыслями и заботами. Если бы я мог свести вместе авторов двух процитированных мною писем, им нашлось бы о чем поговорить — и не без пользы для обеих.

 

Вопрос: Я мать-одиночка, и меня беспокоит мой семилетний сын. В нашей семье нет мужчин, и получается так, что мальчик растет в окружении одних только женщин. Кроме того, я не знаю, как его наказывать. Что вы мне посоветуете?

Ответ: Ваш вопрос затрагивает крайне важную для сегодняшнего дня  проблему. Вокруг нас  живет огромное количество разведенных или овдовевших отцов и матерей, столкнувшихся лицом к лицу с невероятно ответственной и сложной задачей воспитания детей в одиночку. Количество неполных семей в возрастной группе до тридцати пяти лет стремительно растет с каждым годом. Эта тенденция прослеживается очень ясно, и ее отрицательные последствия трудно переоценить. Наибольшее сочувствие у меня лично вызывают одинокие матери. Подниматься рано утром, отводить ребенка в детский сад, отправляться на работу и проводить там восемь, девять часов, а вечером после этого пытаться удовлетворить физические, эмоциональные и духовные нужды своих детей… Но ведь это невозможно! Неизбежно придется от чего-то отказаться. Человеческие силы не безграничны. Человек не может день за днем и год за годом работать по восемнадцать часов в сутки. И к тому же (из вашего вопроса видно, что вы это понимаете) мать не может заменить ребенку отца, а отец, как правило, плохо справляется с ролью матери. Есть ли у меня волшебный рецепт для решения этой проблемы? Нет. Родительские обязанности изначально предназначены для двоих, и когда эта задача ложится на плечи лишь одного из родителей, перегрузки неизбежны. Впрочем, у меня есть два предложения, которые могут оказаться небесполезными. Первое из них потребует небольшой суммы денег, — однако я убежден, что это капиталовложение будет оправданным. Я предлагаю вам набрать номер ближайшего высшего учебного заведения и попросить к телефону инспектора третьего или четвертого курса. Объясните ему, что вы хотите пригласить ответственного, спортивного молодого человека, который мог бы ходить с вашим сыном в парк, учить его играть в мяч, удить рыбу или строить крепости из песка. Попросите инспектора, чтобы он порекомендовал кого-нибудь из своих студентов, который мог бы взяться за такую работу и — что в высшей степени важно — делать ее с удовольствием. А затем договоритесь с этим молодым человеком об условиях, на которых он каждое воскресенье будет проводить с вашим сыном два-три часа. Второе мое предложение касается церкви, в чьи задачи, безусловно, входит помощь родителям при выполнении их родительских обязанностей. На это указывают слова Иисуса, заповедавшего нам помогать всем тем, кто нуждается в нашей любви и заботе. Что же касается вопросов дисциплины в неполной семье, я хочу подчеркнуть, что принципы, о которых я говорил, остаются теми же независимо от состава семьи или любых других обстоятельств. Дети, которых воспитывает только мать или только отец, точно так же нуждаются в любви, в ощущении надежности и устойчивости окружающего мира, в твердом и справедливом руководстве, как и дети, растущие в полных семьях. Единственное отличие состоит в том, что, ложась на плечи лишь одного из родителей, эта задача становится гораздо более трудной и ответственной. (Честно говоря, я убежден, что все это прекрасно известно и без меня — и в первую очередь тем родителям, которые столкнулись с этой проблемой).

 

 

 Глава 6. Проблема гиперактивности, или все вверх дном

В этой главе мне хотелось бы обратить внимание на распространенную проблему повышенной активности, сталкиваясь с которой родители часто приходят в полное недоумение и замешательство. Недавно одна мать жаловалась мне, что ее сын-дошкольник — это не ребенок, а какой-то реактивный двигатель, работающий целый день на полных оборотах. Заставить его сидеть спокойно — все равно что попытаться пришить пуговицу к яйцу. Я всей душой ей сочувствую. В моей практике мне приходилось встречаться с такими детьми — и во время их короткого визита  -  мой кабинет находился в буквальном смысле под угрозой разрушения.

Ребенок с действительно повышенной активностью может поставить в тупик любого взрослого, особенно если отклонение от нормы не осознается родителями. Эта проблема имеет самое непосредственное отношение к главной теме моей книги, поскольку нет более «непослушных» детей, чем те, чьи отклонения в поведении имеют органическое или эмоциональное происхождение. Давайте рассмотрим природу этих поведенческих отклонений и возможные методы обращения с гиперактивными детьми. Мне представляется, что форма вопросов и ответов позволит мне наиболее полно раскрыть интересующую нас тему. Итак:

Что такое повышенная активность?Повышенная активность (именуемая также гиперкинезией, минимальной мозговой дисфункцией, сверхвозбудимостью и еще по меньшей мере тридцатью другими терминами) выражается в НЕКОНТРОЛИРУЕМОМ, чрезмерно, даже лихорадочно активном поведении. Характерными признаками гиперактивности являются также рассеянность, или точнее, неумение и невозможность сосредоточиться, невнимательность и беспокойность. Я специально выделил слово «неконтролируемый», поскольку ребенок, страдающий сильной гиперактивностью, абсолютно не способен сидеть спокойно, он просто не может совладать с теми силами, которые влияют на него изнутри.

В чем причина этого явления?

Возникновение гиперактивности часто бывает связано с поражением центральной нервной системы, хотя бывают случаи, что она появляется в результате эмоционального стресса или переутомления. Существует достаточно распространенное и авторитетное мнение, согласно которому все дети, рожденные обычным способом, то есть не с помощью кесарева сечения, в процессе родов получают некую мозговую травму. Отличие детей с серьезными нарушениями от детей с неявно выраженными симптомами определяется тремя факторами: 1) конкретный участок поражения; 2) его масштабы; 3) насколько быстро оно проявилось. Вполне вероятно, что какие-то из гиперактивных детей перенесли в слабом виде недиагностированную мозговую травму, которая вначале никак не давала о себе знать, и лишь впоследствии проявилась в такой форме, как сверхвозбудимость. Однако я хотел бы подчеркнуть, что это соображение является чисто умозрительным, и медицине предстоит еще большая и серьезная работа по выявлению причин и следствий этого заболевания.

Каким образом волнения, беспокойство и другие эмоциональные проблемы могут вызывать гиперактивность?

Когда взрослые люди испытывают сильный стресс, это внутреннее напряжение, как правило, находит внешнее выражение в усиленной физической активности. Молодой муж, ожидая, пока его жена разрешится от бремени, ходит взад и вперед по комнате или курит одну сигарету за другой, или не может унять дрожь в руках. Тренер баскетбольной команды мечется по краю поля, переживая за своих игроков. Есть люди, которые, волнуясь, грызут ногти или медленно двигают из стороны в сторону нижней челюстью. Но если так обстоит дело со взрослыми, то что же говорить о детях! Ребенку не достаточно постукивать костяшками пальцев по столу, если он волнуется; он пытается вскарабкаться по занавескам или ходить по потолку.

Насколько рано можно выявить эту проблему?

Тяжелую форму гиперактивности можно распознать в раннем детстве. Более того, ее трудно не заметить. К трем годам ребенок успевает вымотать всех: родителей, братьев и сестер, бабушек и дедушек. Вместо того, чтобы, как обещали врачи, «перерасти» свои проблемы, ребенок продолжает крушить все вокруг. Д-р Домина Реншоу описала одного из таких детей в своей превосходной книге «Гиперактивный ребенок»:

«Самый маленький пациент, с которым автору когда-либо приходилось иметь дело, был полуторагодовалым мальчиком, младшим в семье, где было шестеро детей. Отец этих детей был инженером, мать — жизнерадостной и здравомыслящей женщиной. Она рассказала мне, что беременность протекала нормально, но роды прошли очень быстро. Ребенок развивался довольно медленно до пятнадцатимесячного возраста, когда он сразу же начал бегать, не пройдя через стадию ползания. Затем он сразу начал говорить целыми фразами, миновав обычный для всех детей период лепета. С этого момента «в доме бушевал настоящий смерч, который все переворачивал вверх дном». Рано утром мальчик вылезал из своей кроватки и не спал до полуночи. В пятнадцать месяцев он отказался от дневного сна. Он ни на чем не мог сосредоточиться, никогда не смотрел телевизор; чтобы он поел, приходилось постоянно водворять его на стульчик, откуда он старался выскочить при первой возможности. У этого ребенка практически отсутствовал инстинкт самосохранения, он дважды ломал себе руку, упав с одного и того же дерева (еще три падения закончились вывихами). Братья и сестры, равно как и их друзья, старались держаться подальше от маленького хулигана. Он не реагировал ни на наказания, ни на поощрения».

Чуть ниже мы узнаем, что произошло с этим ребенком впоследствии.

Бывает ли «нормальная» гиперактивность?

Конечно. Далеко не каждый ребенок, который не сидит на месте, крутится волчком и бегает вприпрыжку, страдает гиперактивностью в медицинском смысле этого слова. Большинство малышей с восхода солнца до наступления темноты находятся в постоянном движении (так же, впрочем, как и их мамы):

В таком случае, как же определить, страдает ли мой ребенок гиперактивностью или его поведение находится в пределах нормы? И как понять, является ли его заболевание результатом эмоциональных перегрузок или физических повреждений?

Ответить на эти вопросы чрезвычайно трудно. Лучшее что вы можете сделать — это обратиться к вашему педиатру или семейному врачу. Но даже ему, возможно, придется лишь догадываться относительно диагноза и его причин.

Возможно, он проведет полное медицинское обследование или посчитает нужным направить вас к другому специалисту — если окажется, что ваш ребенок нуждается в помощи логопеда или, например, психолога. Не следует пытаться справиться с чрезмерно активным ребенком своими силами, если можно обратиться за консультацией и помощью к квалифицированному специалисту.

Какую роль играет питание?

Роль питания применительно к проблеме гиперактивности — вопрос весьма противоречивый и находящийся за пределами моей компетенции. Я могу лишь выразить свое мнение по этому вопросу. Считается, что гиперактивность может возникать в результате употребления продуктов красного цвета, чрезмерного потребления сахара, передозировки витаминов и т. д. Я нисколько не сомневаюсь в том, что неправильное питание может разрушить наш организм и действительно имеет отношение к возникновению гиперактивности. Но в то же время я считаю, что авторы многих книг, посвященных этому предмету, несколько увлекаются и зачастую выдают свои догадки за проверенные и доказанные положения. О том, что в этом вопросе не все ясно, свидетельствует хотя бы тот факт, что множество «неоспоримых авторитетов» придерживаются совершенно различных точек зрения и яростно спорят друг с другом.

С наибольшим уважением лично я отношусь к тем специалистам по вопросам питания, которые подходят к решению этих сложных вопросов крайне осторожно, опираясь при этом на точные научные данные. Единственное, что я могу с уверенностью порекомендовать родителям: «Делайте то, что приносит пользу». Если, ограничивая ребенка в какой-то определенной пище, вы добиваетесь того, что он становится спокойнее и уравновешеннее, продолжайте и дальше придерживаться избранной вами диеты.

Насколько часто встречается гиперактивность?

Точными цифрами мы не располагаем, но можно говорить, что в среднем гиперактивностью страдают от шести до десяти процентов детей в возрасте до десяти лет, мальчики чаще, чем девочки — в соотношении примерно четыре к одному.

Как реагируют родители?

Как правило, мать гиперактивного ребенка испытывает противоречивые чувства. С одной стороны, она понимает, что это не каприз, а болезнь, и всем сердцем сочувствует своему малышу, стремясь любой ценой помочь ему. Но с другой стороны, она не может спокойно смотреть на то, как рушится все вокруг. Все в ней восстает против хаоса, который ребенок вносит в ее жизнь. Он ставит мать в крайне неловкое положение на людях и совершенно не ценит тех жертв, которые она ежедневно, ежеминутно приносит ему. К вечеру ее изнеможение, раздражение и разочарование доходят до предела.

Что же происходит, когда подлинная любовь матери или отца к своему непослушному чаду смешивается с раздражением и глухим недовольством? Неизбежным результатом бывает чувство родительской вины, разрушительно действующее на душевное и физическое здоровье.

С какими еще проблемами сталкивается гиперактивный ребенок?

Помимо неспособности справиться со своей двигательной активностью, такие дети сталкиваются, как правило, с тремя основными трудностями. Во-первых, это проблемы чисто психологического характера, развивающиеся в результате неприятия этих детей их сверстниками. Исходящая от такого ребенка нервная энергия раздражает не только взрослых, но и ровесников. Кроме того, его эмоциональная реакция часто непредсказуема — с неожиданными и немотивированными переходами от смеха к слезам — и это кажется его сверстникам странным и ненормальным. Короче говоря, гиперактивный ребенок легко может заработать комплекс неполноценности и нервное расстройство, проистекающие из негативного отношения к нему других детей и низкой самооценки.

Во-вторых, гиперактивному ребенку часто плохо дается учение. Для него трудно, если не невозможно, усидеть на месте в течение всего занятия и сосредоточиться на предмете. Он сплошь и рядом вообще не может ответить, о чем шла речь на уроке. Учителя жалуются, что он «витает в облаках».

Есть и еще одно обстоятельство, затрудняющее для гиперактивных детей процесс обучения — это проблема зрительного восприятия. Такой ребенок может иметь абсолютно нормальное зрение, но мозг оказывается неспособным обрабатывать соответствующие сигналы. У такого ребенка может быть искаженное «видение» букв и цифр, и, естественно, ему трудно в сравнении с другими детьми научиться читать и писать.

Чтение — это крайне сложный процесс, непосредственно связанный с нервной системой человека. Уметь читать — значит уметь правильно распознавать символы, а затем с помощью специального механизма передавать их в мозг, где они подвергаются анализу, интерпретации, запоминанию, а затем трансформируются в речь. Любой обрыв в этой цепи отрицательно скажется на конечном результате. Помимо этого, данный процесс должен протекать достаточно быстро, чтобы обеспечить непрерывный поток идей и образов, которые человеческий мозг черпает из письменного текста. Многие гиперактивные дети попросту не владеют своим нервным аппаратом в той степени, которая необходима для правильного развития этих навыков, и потому обречены на постоянные неудачи и отставание в начальных классах школы.

Где же выход?

 

Продолжение следует…

Дата публикации: 30.07.2014   Количество просмотров: 6423