Как сказать ребеенку, что он не родной?

Как сказать ребеенку, что он не родной?

Ответ: Лучший ответ на этот вопрос я нашел у д-ра Милтона Левина в его книге «Ваш ребенок от двух до пяти». Я процитирую книгу, а затем прокомментирую его взгляды.

Приемные дети с точки зрения здравого смысла.

Усыновление детей стало настолько распространенным явлением в наши дни, что заданный дрожащим голосом вопрос: «Следует ли говорить ребенку, что он нам не родной?» не годится сегодня даже для мелодрамы. Большинство родителей осознают, что если они расскажут об этом своим детям как можно раньше, то они тем самым только обеспечат прочный фундамент для их совместной жизни.

Родителям следует поведать ребенку о его усыновлении как можно раньше — например, когда он попросит рассказать ему какую-нибудь сказку. Это избавит ребенка от серьезного потрясения, которое может произойти с ним от подобного открытия в более старшем возрасте. Родители могут преподнести этот рассказ как чудесную историю о самом потрясающем и замечательном событии в их семье.

К сожалению, однако, желание отложить такое объяснение свойственно даже решительным родителям. «Лучше подождать, пока малыш немного подрастет, — тогда он поймет все правильно,» — говорят они и откладывают разговор до тех пор, пока он из простого факта не превратится в семейную тайну, покрытую мраком. По мнению д-ра Левина, даже пяти-шестилетки уже воспринимают такое открытие как серьезную эмоциональную травму. Он призывает родителей:

1. Рассказать ребенку о том, что он приемный, как только он научится слушать сказки.

2. Использовать слово «приемный» в повествовании до тех пор, пока его значение не будет восприниматься как синоним «избранного» и «желанного».

3. Не делать попыток скрыть усыновление, даже .если переезд в другое место будет этому способствовать.

«Некоторые приемные родители не могут расстаться с чувством, будто они не настоящие отец и мать ребенка,- говорит д-р Левин, — но для их же собственного покоя и для душевного здоровья детей им следует осознать, что в действительности они и только они — настоящие родители ребенка. Ведь именно они растили его с самого младенчества, любили и заботились о нем, и в отличие от тех неизвестных людей, всего лишь его биологических родителей, стали его подлинными отцом и матерью. Разницу не следует слишком подчеркивать — если дети случайно узнают от кого-то о факте их усыновления, их охватывает чувство непоправимой потери, чувство, что у них были папа и мама, а нынешние родители им чужие, хотя они и любят их. Так вот, приемные родители таких детей подвергают опасности их уверенность в своем с ними тесном родстве и тем самым препятствуют пониманию истинной роли родителей.

Даже профессионалы разделились во мнении о том, что же следует говорить приемным детям об их биологических родителях, — говорит д-р Левин. Он указывает по крайней мере на три возможных подхода, но ни один из них не расценивает как окончательный ответ. Итак:

1. Сказать ребенку, что его биологические родители умерли.

2. Откровенно сообщить, что родителям по крови было трудно заботиться о ребенке самим.

3. Сказать ребенку, Что о его биологических родителях ничего не известно.

«Есть аргументы «за» и «против» всех этих решений, — подчеркивает д-р Левин, который предпочитает все же первый подход, потому что «дети, которым сказали, что их биологические родители умерли, свободны любить мать и отца, с которыми они живут. Они не будут мучиться навязчивой идеей поиска своих родителей по крови, когда вырастут.

Однако поскольку один из самых сильных детских страхов — это боязнь потерять кого-нибудь из родителей, то на самом деле может получиться так, что ребенок, которому сказали об их смерти, может почувствовать, что все его родители, в том числе и приемные, — это нечто непостоянное, — замечает д-р Левин. — Тем не менее мне кажется, что в конце концов ребенку легче смириться со смертью, чем с заброшенностью. Сказать ребенку, что он был оставлен родителями, так как они не могли заботиться о нем, означает поставить ребенка перед фактом его отверженности. Ему очень трудно постичь, почему же с ним так поступили. В ребенке может укорениться взгляд на себя как на некий ненужный предмет, за обладание которым не стоит бороться.

Другой мучительной проблемой является половое воспитание приемных детей. Самое простое и естественное объяснение рождения детей — это то, что ребенка зачали его мать и отец, потому что любили друг друга и хотели, чтобы у них родился малыш. Такое объяснение годится для родных детей. Но из-за сложности ситуации оно может послужить поводом для отчужденности между ребенком и его приемными родителями. У ребенка могут возникнуть сомнения относительно собственного происхождения и сложные отношения с природой вообще».

Я не согласен с д-ром Левиным только в части его замечаний о биологических родителях. Мне бы вообще не хотелось лгать ребенку, и тем более говорить, что его настоящие родители умерли, если это не соответствует действительности. Рано или поздно он узнает, что его ввели в заблуждение, что может поставить под сомнение всю историю усыновления.

Я скорее склонен сказать ребенку, что о его родителях почти ничего не известно. Ему может быть предложено несколько безобидных и неопределенных вариантов ответа, таких как: «Мы только можем догадываться о причинах, почему мужчина и женщина оказались не в состоянии заботиться о ребенке. Возможно, они были очень бедны и им не на что было тебя растить. Быть может, женщина была больна или у нее не было дома… Мы точно не знаем. Но зато мы знаем другое: мы благодарны, что ты смог стать нашим сыном (или дочерью), и это был величайший дар, который Господь послал нам».

Кроме того, я прибавил бы еще три соображения к идеям д-ра Левина. Во-первых, родителям-христианам следует представить событие усыновления как величайшее благо (о чем сказано выше), которое взволновало и обрадовало всю семью. Расскажите, как вы молились о ребенке и как с нетерпением ждали ответа от Бога. Затем опишите, как пришла долгожданная весть о том, что Господь откликнулся на эти молитвы, и как вся семья благодарила Бога за этот Его дар любви. Пусть ваш ребенок узнает, как вы были восхищены, когда увидели его впервые лежащим в колыбели, и как трогательно он выглядел под своим голубеньким покрывальцем. Скажите ему, что его усыновление было самым счастливым днем в вашей жизни и как вы часами бегали к телефону, чтобы сообщить всем друзьям и родственникам эту фантастическую новость. (Я вполне допускаю, что все эти детали достоверны.) Ребенку можно рассказать историю усыновления Моисея дочерью фараона и как Бог избрал его для великого служения. Подберите другие подобные примеры. Восприятие ребенком события усыновления полностью зависит от того, как оно преподносилось ему в раннем возрасте. Ни в коем случае не следует представлять дело печально, как некую мрачную и тревожную тайну, которую пришла пора открыть.

Во-вторых, отмечайте каждый год с равным удовольствием два праздника — день его рождения и день, когда он стал вашим сыном (или дочерью). Поскольку остальные, родные дети отмечают один день рождения, второй праздник даст приемному ребенку возможность компенсировать те различия между ним и родными детьми, которые он может ощущать болезненно. Слово «приемный» употребляйте открыто и свободно, пока оно не потеряет свою жгучесть.

В-третьих, когда фундамент будет заложен и ранка затянется, просто забудьте об этом. Не напоминайте ему без конца о его исключительности, не доводите дело до абсурда. Упоминайте об этом в случае надобности без напряженности и озабоченности «как бы лишний раз не уколоть ребенка тем, что он приемный». Дети поразительно тонко воспринимают такие скрытые оттенки чувств.

Я глубоко уверен, что, следуя этим простым предписаниям здравого смысла, вы сможете вырастить вашего приемного ребенка, не нанося ему ни психологической травмы, ни морального ущерба.

http://www.agapeua.com/?m0prm=24&m1prm=53&entry=190&showArticles=1045

Дата публикации: 24.06.2015   Количество просмотров: 11694